01:52 

Сюрр не пропал, но вот во что он таки вылился...

Кот Депрессняк
Я всё вижу, всё знаю, но никому не скажу.
Оно получилось не совсем так, как думалось, но оно таки получилось, а по сравнению со всеми прочими вдохновениями, ушедшими в пустоту, это прекрасно ^^^

Безумное чаепитие

- Голову с плеч!
- Носки с ног!
- Баба с воза!
- Чай с вареньем!
- О, чай!
- Чай?
- Чай…
- Чай не барин, двигайся давай!
- Сам двигайся!
- Мне некуда, я крайний!
- Ты всегда крайний!
- Да, и этим горжусь! Хватит толкаться!
- Хватит спорить втихаря, тут все поругаться хотят, а ну не отбиваться от общей склоки!
- Не мешай им, может, у них романтический мордобой…
- Не мешай ему, может, он завидует…
- Так пусть не завидует! Почему это ему можно, а нам нельзя?
- Я первый начал!
- А я второй!
- А я третий!
- А я за вами занимал.
- Завидуйте-завидуйте, чем быстрее человек получает то, чего хочет, тем быстрее перестаёт это ценить. Лучше сейчас по-быстрому обзавидуйтесь, а потом мы чем-нибудь поинтереснее займёмся.
- Ишь ты, умник какой, всё эфирное время своей болтовнёй занял!
- Кто тут завидовать крайний?
- Да погоди ты! Пусть лучше носатый сначала расскажет, кто ему тут умничать разрешил!
- Мне всё можно, я вымер.
- Как это вымер?
- Прям совсем вымер?
- А зачем вымер?
- Я нечаянно! Просто в книжке однажды прочитал: все дронты вымерли. Значит, и я с ними, я же Дронт.
- Ух ты, живой вымерший дронт!
- Да врёшь ты всё, ничего ты не вымерший!
- В книжке было написано, что вымерший.
- Что это за книжка такая?
- Ну, такая… Цвета варенья.
- Вишнёвого?
- Чёрносмородинового.
- А я люблю вишнёвое варенье, я не буду верить книге, которая не цвета вишнёвого варенья.
- А я чёрносмородиновое люблю…
- А утиное варенье люблю!
- Это не варенье, это паштет, и ты бы не говорил такие вещи при дронтах, вдруг утки – его родственники?
- Значит, я им посочувствую…
- А потом съешь?
- А предлагаешь зарыть их в землю или занести в Черносмородиновую Книгу?
- Лучше в Вишнёвую…
- Лучше в телефонную, тогда им можно будет позвонить.
- Для этого надо знать, как их зовут, как-то же надо позвать их к телефону?
- Надеюсь, их зовут не так, как этого вымершего.
- А как зовут вымершего?
- Дореми.
- Домисоль!
- Додо!
- Фу, как монотонно… Лучше бы соглашался на Домисоль.
- А если бы у него была сестра, его бы звали Рере.
- Или Нене!
- Или Меме?
- Или Бебе-е-е-е…
- Или Абевегедейка!
- Соня, как тебе не стыдно смеяться, когда люди тут о серьёзных вещах разговаривают?
- Когда раздавали совесть, я проспал.
- А вот и не удивил.
- Так мы и не выяснили, как зовут уток из паштет, могли бы им действительно позвонить, спросить, как дела, позвать на чай…
- Чай! Чай стынет!
- Перемена мест!
Стулья загрохотали по полу, ноги захлопали по столу, который снова и снова отчаянно прогибался под хаотичным движением на своей поверхности. Каждый старался присмотреть себе местечко посимпатичней, потеплей и поновей. Спустя пять минут всеобщей толкотни, визга, писка и пары оперных трелей в исполнении Белого Кролика все места снова были заняты, кружки перехвачены, а разговоры начаты заново. Потому что когда меняешь место, просто обязан поменять и тему. Пока тема менялась и намечала себе новое русло, над столом повисла мёртвая тишина. Хотя, в Чёрносмородиновой книге её не было, так что, возможно, она ещё ого-го какая живая.
- Вымершим за столом не место! Голову ему с плеч! – голос Королевы был настолько пронзительным, что Тишина поперхнулась и лопнула, утянув с собой Загадку и оставив приоткрытой дверь в Размышления.
- Эй, даже вымершие не любят, когда им отрубают голову, - Додо втянул голову в плечи и нахохлился, глядя на хозяйку голоса, гордо восседающую во главе стола. И только она одна понимала, что хозяйкой она была только собственному голосу. Ну, может, ещё своей правой руке.
- Да не бойся, она только кричать может, - отмахнулся Мартовский Заяц, показывая Королеве язык и прячась за Шляпником от её возмущённого взгляда, - Рубить-то голову некому!
- Ага, - подтвердил Шляпник, сделав вид, что не замечает Королевы, и теперь обмахиваясь им как веером, - Раньше у неё были всякие слуги-палачи…
- И Король, - вставил Заяц, хлопая ушами под устроенным товарищем ветерком.
- И Король, - снова подтвердил Шляпник, ему вообще нравилось подтверждать, было в этом что-то такое значительное и важное, - Да только она всех до эшафота довела, потому оказалась одна и с нами.
- Потому что больше её никто брать не хотел, - захихикал Заяц, случайно ушами сбивая с друга шляпу. Тот вскрикнул и бросился её поднимать. Чеширский кот тут же воспользовался ситуацией и возник на месте Шляпника, оставив улыбку занимать стул в другом конце стола. Когда Шляпник вернулся, он невольно озадачился. Потом добровольно приосанился и кашлянул.
- Простите, сэр, - начал он деловым тоном, который слышал как-то от Доброй С, - Позволю себе заметить тот прискорбны факт, что ваша меховая светлость заняла моё место.
- Какая ж он светлость, если он серый? – заметил Додо, уже переставший втягивать голову в плечи.
- Тогда меховой серости тем более стоит вернуться на место, пока у него зубоскалку не попёрли, - отрезал Шляпник. Отрезок с пронзительным писком шлёпнулся на пол и, недовольно засопев, пополз под стул.
- М-м-меховая серость дум-мает, что ей и здесь неплохо, - промурчала улыбка со своего места, - А зубоскалку переть – себе больнее.
- Нет, так дело не пойдёт, это тебе что же теперь, две чашки причитаются? – возмутился Шляпник, - Ну-ка, брысь отсюда, а то всё Злой У расскажу!
- Ябеда-корябеда! – радостно захлопал ушами Мартовский Заяц – он сегодня был в группе поддержки Шляпника, собственно, ни в чьей другой он побыть не успевал. В этом безумии по странному стечению обстоятельств сегодня никогда не кончалось.
- Беда-беда-беда! – заголосила Герцогиня, начавшая прислушиваться к разговору ещё когда про скалку услышала, - Беда-беда-беда!
- Где беда? – подскочил Белый Кролик, чуть не опрокинув при этом чашку.
- Вот беда! – Герцогиня ткнула пальцем в Зайца, - Он сам сказал: «Я – беда», он беда, беда он!
- Я не беда, я обиделся, - нахмурился Мартовский, - А пальцем показывать неприлично!
- А обижаться на правду тоже! – заявила Герцогиня и показала беде язык. Беда возмущённо махнула ушами и тоже показала язык. Улыбка Чеширского кота никак не могла остаться в стороне, мгновенно появилась на морде меховой серости и явил миру Самый Розовый Язык Чаепития по итогам опроса сто пятьдесят второй перемены мест. Шляпник воспользовался ситуацией и, извиняясь перед ней на ходу, поспешил занять освободившиеся место и чашку. Заяц, который по итогам опроса двести тридцать пятой перемены мест получил звание Махоуха года, снова взмахнул ушами и полетел за другом. Приземление прошло удачно, но мимо, а Мартовский приземлился на соседний с новым местом Шляпника стул и чуть не раздавил сидящего на нём Соню.
- А поаккуратнее нельзя? – пискнул Соня, спихивая Зайца со своего места.
- Можно, тебе всё можно, - ласково ответил Заяц, в свою очередь спихивая со стула Соню.
- Тогда можно меня не спихивать? – заверещал Соня, сопровождая свой требовательный вопрос контрольным пинком в голову.
- Можно! – вступил в беседу Шляпник, хватая Соню за шкирку и вместе с Зайцем перекидывая через стол на Чеширского кота. Свершив сию маленькую месть, Шляпник взял кусочек печенья и принялся прикармливать месть, гадая, сможет ли она вырасти в большую и выдрессируется ли в ручную. Зачем человеку большая ручная месть? Чтобы придумывать ей применение, нет ничего в этом мире веселей придумывания применений!
- Голову с плеч! – снова подала голос Королева, стуча кулачками по столу.
- Носки с ног! – вторил ей Валет, молотя по столу ногами.
- Баба с воза! – пригрозил разбушевавшейся Королеве Белый Кролик и принялся раскручивать над головой часы. На исходе третьего круга у часов закружилась голова, они остановились и выплюнули секундную стрелку, чуть не выколов Кролику глаз. Падкий на сломанные часы Шляпник снова ринулся через весь стол с ножом и чашкой наперевес.
- Чай с вареньем! – никто и никогда, по скромному шляпничьему мнению, не придумал средства для починки часов лучше.
- О, чай! – вспомнив, ради чего они все тут собрались, Чеширский кот перестал проверять, насколько Самый Розовый Язык круче Махоуха года, и свернулся улыбающейся муфтой у Сони на шее.
- Чай? – ужаснулся Кролик, который как-то мало верил в подобные средства народной медицины, и попытался спрятать часы от прыгнувшего на него Шляпника.
- Чай… - протянул Соня, медленно синея от объятий муфты и заваливаясь на Мартовского Зайца. Заяц уже приготовился, следуя сценарию сбоя в матрице, обзывать Соню барином и заставлять двигаться, когда вдруг из кокона вылезла Гусеница и тут же подала голос.
- Перемена мест! Перемена мест! – заголосила она, размахивая крыльями, как настоящая Бабочка, и с высоты бабочкового полёта высматривая себе местечко получше.
Снова суета, грохот, крики, писки и ария Кролика. Старые темы попадали на стол, где и были втоптаны в вечность суетливым шарканьем, новые темы, зевая, просыпались и стряхивали пыль, на поверку оказываясь старыми забытыми, но совсем даже не плохими. Дверь в Размышления снова хлопнула и оттуда появились Добрая С и Злая У. Они почти всегда приходили вместе и были очень похожи, наверное, потому, что они были сёстры и фамилия у них была Твидл.
- Опять? – грозно рыкнула Злая У, под взглядом которой суета со стола переместилась под него, будто там можно было спрятаться от едко-зелёного укора в прищуренных глазах.
- Опять, - с улыбкой вздохнула Добрая С и покачала головой. Суета затихла и сложилась в большую улыбку. Добрая С подошла ближе и всплеснула руками.
- А почему чашки всё ещё полные? – воскликнула она, качая головой ещё сильнее. Улыбка засмущалась и опала.
- Ну… перемена мест? – предположил Додо, которому выпала честь стать передним зубом.
- Просто никто уже не помнит, где чья чашка, - пожал плечами Соня, выбираясь из-под стола и вставая рядом со Злой У. Злая У в свою очередь посмотрела на него с одобрением и стала шуршать какими-то бумажками в своих руках. Рот под столом с ворчанием распался на людей, каждый из которых пополз к своей чашке, неодобрительно косясь на Соню и Злую У. Все знали, что это за шуршание. Оно значило, что Соня уходит в Размышления.
- Давайте-давайте, вы же знаете, что должны всё это принять, - подбодрила компанию Добрая С, наблюдая, как её подопечные проглатывают разноцветные таблетки из своих чашек и продолжают коситься на Соню.
- Ну что ж, Александр, я вас поздравляю с выпиской, - Злая У вдруг стала совсем неотличимой от Доброй С, потому что заулыбалась, пожимая руку Соне, который, видимо, Соней себя больше не считал.
- Спасибо, Ульяна Владимировна, - совсем серьёзным и не_своим голосом ответил Соня-Александр, - И вам, Светлана Владимировна. За терпение.
- Тебе, спасибо, Соня… то есть, Саша, - Добрая С смущённо покраснела и обняла теперь уже бывшего подопечного, оставляя на крае его рубашки две своих слезинки, - Мы же вас всех как родных любим.
- И мы вас любим, - улыбнулся Александр. Поднял глаза на стол, за которым его недавние друзья устраивали склоки за лучшие места, теперь же молча сидели и смотрели, как семья лишается одного из своих сыновей. В молчании Добрая С, Злая У и Соня ушли в Размышления, оставив чаепитие в зоне безумства.
- Ну… что, - минут через пять подала голос Бабочка, положив крылья перед собой на стол, - А я знаю, в чём разница между вороном и письменным столом.
- Все знают, - закатил глаза Мартовский Заяц, - А нам вот теперь некого в чайник!
- Теперь некого, а пригоршню минут спустя будет, - фыркнул Шляпник, поправляя шляпу, плюхнулся на стол и принялся болтать взад-вперёд ногами, - Соня у нас всегда чудной был, любит размышлять.
- Да-да, он в Размышления каждый месяц уходит, - подтвердил Кролик, засовывая часы в карман, чтобы Шляпник не увидел, - И всегда возвращается.
- За чаем приходит, - многозначительно сказала Герцогиня.
- Или вареньем, - добавил Додо.
- Вишнёвым? – обрадовалась Бабочка.
- Черносм-м-мородиновым, - ответил Чеширский кот, хватая пустую чашку и кидая её в Шляпника. А что, ему Сонями да Зайцами швыряться можно, а Коту простой чашкой нельзя? Чашка, видимо, решила, что нельзя, поэтому вместо Шляпника угодила прямо в Королеву, упавшую со стула и тут же принявшуюся голосить.
- Голову с пле-е-е-еч!
- Носки с но-о-о-ог!
- Баба с в-о-о-о-озу!
- Ча-а-а-а-ай!
- Перемена мест! Перемена мест!
- Сейчас же всё лучшее займут, а я опять крайний останусь…
- Что ты сказал, Сашенька? – Светлана Владимировна повернулась к чем-то явно недовольному Александру и вопросительно вскинула брови.
- Я да… ничего, - выдавил улыбку бывший Соня, стараясь не вслушиваться в шум за спиной и уж тем более не сметь поворачиваться.
- Ну-ну, - лукаво прищурилась Светлана Владимировна, снова обнимая Сашу на самом пороге, - Удачи тебе. До скорой встречи.
- Да. До встречи, - от этих слов на душе несказанно полегчало, улыбка вышла куда шире, а Соня почти не чувствовал себя крайним, - Чашку мою… далеко не убирайте.
- Не будем, милый, не будем.
- Зачем мы его каждый раз выпускаем, если у него всё равно всякий раз случается новый рецидив? – шепнула сестре Ульяна, когда фигура молодого человека скрылась за живой изгородью.
- Он ещё молодой, - откликнулась Светлана с улыбкой, - Никак не поймёт, где граница между реальностью и жизнью.
- А где она?
- Вон там, за дверью.
- Там психи.
- Скорее, пограничники. У них там прям как зона свободной торговли между государствами. Только вместо свободной торговли у них свободные мысли, которые почему-то все упрямо называют безумием.
- Порой мне кажется, что ты бы не отказалась оказаться в этой свободной зоне вместе с ними, - рассмеялась Ульяна и ушла на кухню к чайнику.
- А мне это кажется каждый день, - улыбнулась Светлана и медленно двинулась за сестрой. Чай пить. Без варенья, но с плюшками. На улице набухали тучи. Первая капля упала на вывеску у двери пограничного домика: «Психиатрическая больница № 12. Диспансерное отделение. Зав. отделением: С. и У. Алисовы». И никакого волшебства. Просто чистое безумие. Без примесей.

И вообще, я тоже туда хочу, там чай и варенье =_=

@музыка: One Republic - All The Right Moves

URL
Комментарии
2010-02-27 в 02:13 

В полёте. Вверх.
Психиииииииииииииииии ^_____^

2010-02-27 в 02:50 

буду стройной
смотрите, вот труп в смешной рубашке, вот я в смешной рубашке, вот родственники трупа орут на меня
*перечитывает в шестой раз* блинблин, это потрясающе *_________*
и я тоже хочу туда тТ

2010-02-27 в 11:42 

Детство - это та счастливая пора, когда бежишь ночью из туалета и радуешься что тебя не съели.
какая прелесть травянная ^_______^

2010-02-27 в 16:26 

Все умрут, а я грейпфрут ©
Дааашк, это нереально круто ^____^
когда пойдёте туда, возьмите меня с собой XD

2010-02-27 в 18:22 

Кот Депрессняк
Я всё вижу, всё знаю, но никому не скажу.
[Sunny]
А куда ж без нииих ^___^

вето
Спонсор нашего бреда - лютики, своё натуральное хD

овечкина душа
her ghost in the fog
Оно старалось ^__^
собирайте рюкзаки, дверь в ПБ № 12 открыта каждый день хD

URL
2010-02-27 в 20:42 

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
Совершенно нормально-ненормальное чаепитие. )))Очаровательно

2010-02-27 в 23:12 

Кот Депрессняк
Я всё вижу, всё знаю, но никому не скажу.
Джезебел Морган
Нет ничего нормальней ненормальности ^_^

URL
2010-02-28 в 10:15 

Джезебел Морган
Не в том беда, что авторов несет, а в том беда, куда их всех заносит.
И это прекрасно)

2010-02-28 в 10:31 

Кот Депрессняк
Я всё вижу, всё знаю, но никому не скажу.
Согласен полностью)

URL
   

главная