Кот Депрессняк
Я всё вижу, всё знаю, но никому не скажу.
Писалось на практике с умным лицом, ибо посадили в приёмную перед важным совещанием, а работы не дали. Пришлось создавать видимость бурной деятельности самостоятельно. хD

Маленький Принц.

Один маленький мальчик очень любил печатную машинку. Он постоянно таскал её за собой повсюду, куда бы ни пошёл, каждый вечер проверял все детали и аккуратно счищал малейшие пылинки со своей любимицы. Ночью он ставил её рядом с кроватью и засыпал, любуясь луной, отражающейся в чёрной лакированной поверхности. Он редко печатал на ней, потому что боялся сломать, повредить и ошибиться. Нет ничего хуже ошибок, считал он, всегда он был более, чем осторожен, предупреждая малейшие ненастья, способные омрачить его мирное существование. У него не было друзей, зато была машинка, которая заменяла ему и семью, и друзей, а порой она заменяла и его самого, так ему казалось, когда машинка диктовала ему свои решения тихим шуршанием ветра в клавишах. Мальчик верил, что машинка разговаривает, порой рассказывает смешные истории, порой ругает за нерасторопность, а порой делится своими воспоминаниями из прошлой жизни, когда она была вовсе не печатной машинкой в тихой квартире безумного отшельника, тогда она была розой, прекраснейшей из всех, так ей говорили. Она была изящна, грациозна, с алыми лепестками и солнечным сердцем, на её листьях в каплях росы играли лунные зайчики, а тот, кто любил её, всегда был рядом готовый защитить свою Розу от всего, что может принести ей хоть малейший вред. У неё был свой стеклянный колпак, уберегающий её от сквозняков, и комплименты каждый день. В общем-то, это можно было назвать идеальной жизнью. Только вот однажды тот, кто любил её, ушёл. Покинул её и даже не подумал взять с собой. Бросил и отправился путешествовать, наверняка надеясь найти себе новую Розу, получше прежней и не такую капризную. Ей тогда было очень грустно. Грустно и одиноко. Наверное, тогда она и поняла, что тот, кто любил её, всегда был и тем, кого любила она. Просто почему-то сказать об этом раньше не получалось. Слишком много мыслей о себе – извечная помеха искренним признаниям. Мальчик слушал, затаив дыхание, нередко плача от жалости к бедной машинке-розе, протягивая руки, но не решаясь прикоснуться к той, кого он любил. Любила ли она его так же, как и своего прошлого любимого? Дорожила ли им? Будет ли жалеть, если он однажды уйдёт? Сможет ли он на самом деле уйти и бросить ту, что стала его жизнью? Он не знал. И не решался спрашивать. Лишь слушал свою любимую и тихо плакал над её бедою.
Она сама заговорила об этом. Одним осенним вечером, ни с того, ни с сего, она спросила его, хочет ли он уйти от неё? Он в ужасе отпрянул и тут же вновь подался вперёд, убеждая свою драгоценную, что ни за какие сокровища мира он не оставит её.
- Тогда почему ты никогда не печатаешь на мне? – спросила она, - Ведь я создана для того, чтобы печатать, а не только для того, чтобы с меня стирали пыль.
- Но я боялся навредить тебе… - в нерешительности прошептал он, - Ведь ты же создана для того, чтобы тебя любили.
- А ты любишь меня? – тихо спросила.
- Больше жизни, - тут же последовал ответ.
И тишина на пять томительных минут окутала двух собеседников в серой комнате с задёрнутыми шторами. Он не знал, что ещё сказать, а она думала о чём-то своём, пощёлкивая и поскрипывая.
- Я хочу, чтобы ты на мне печатал, - наконец, сказала она, - Я не хочу, чтобы меня просто любили, я хочу тоже показывать свою любовь, ведь так будет правильно…
- А ты… любишь? – сбивающимся голосом спросил он.
- Больше жизни, - прошептала она и тихо засмеялась, перебирая клавиши от «л» до «ю» и обратно, - Ты будешь печатать на мне?
- Конечно, - улыбнулся он, проводя пальцами по прыгающим клавишам, - Я напечатаю твою историю. О той жизни, когда ты была прекрасной розой. Я назову свой рассказ «Прекрасная Роза» и все будут знать, насколько ты безупречна.
- Нет, - мягко ответила она, легонько ударяя клавишем подушечку его указательного пальца, - Это было бы слишком нечестно. Лучше напиши про него. Того, кого я любила и кто так же любил меня. Ведь он, в конце концов, вернулся ко мне. Пусть выглядит совсем не так, как раньше, но ведь и я уже не так алею и прогибаюсь на ветру. Но я узнала тебя сразу, пусть ты и не смог вспомнить всего сам.
- Я… - он не знал, что сказать, лишь поднёс руки к лицу и попытался нащупать черты своего старого лица, того лица, которое помнила Роза, того лица, которое Роза любила, того, что сейчас улыбалось из глубины его памяти, не спеша пока выбраться наружу и помочь ему вспомнить прошлую жизнь.
- Не бойся, ты всё вспомнишь, - шепчет она, пока он садится перед ней, чтобы напечатать заголовок своего первого рассказа, - Я помогу тебе. Я всегда буду рядом, всегда буду любить тебя, так же, как и ты любишь меня. Мой Маленький Принц.